Архив рубрики: Олег Белевский

Беседа двух практиков осознанных сновидений/внетелесных путешествий во время прогулки по древнему Херсонесу.

Преподаватели:

Дамир Миронов — преподаватель Школы внетелесных путешествий в г. Казань и через Интернет.
Автор Олег Белевский — преподаватель Школы внетелесных путешествий в Москве и Крыму.

Скачать учебник

_______________________

Как используют фазу на Востоке или Тибетская йога сновидений в традиции Бон

Практика йоги сновидений приводит к развитию способности попадать в осознанные сновидения (когда спящий понимает, что видит сон и может делать все, что захочет). Такая способность, по мнению учителей традиции Бон, не является целью практики, однако служит одним из главных инструментов, используемых идущим по пути для освобождения от бесконечных перерождений в мирах Сансары.

%d0%ba%d0%b0%d0%ba-%d0%b8%d1%81%d0%bf%d0%be%d0%bb%d1%8c%d0%b7%d1%83%d1%8e%d1%82-%d1%84%d0%b0%d0%b7%d1%83-%d0%bd%d0%b0-%d0%b2%d0%be%d1%81%d1%82%d0%be%d0%ba%d0%b5-%d0%b8%d0%bb%d0%b8-%d1%82%d0%b8%d0%b1

По традиции (да и в реальной практике), осознанные сновидения имеют много уровней. Крайний нижний — это состояние, при котором человек осознает, что спит, однако у него недостаточно ясности и способности управлять сюжетом сновидения.

Высший уровень осознанности подразумевает полный контроль над происходящим в сновидении. В таком состоянии можно беспрепятственно делать буквально все, что угодно, а степень реалистичности зачастую в разы ярче, нежели в состоянии бодрствования.

Не могу не отметить тот факт, что на сегодняшний день проблема низкого уровня осознанности и нечеткости окружающего пространства в осознанном сновидении легко решается правильным применением техник стабилизации. В большинстве случаев удается в течение буквально нескольких секунд перейти от крайнего низшего уровня к высшему, гиперреалистичному.

Читать далее: Continue reading

_______________________

Сверхреалистичная фаза. Получение информации

Сверхреалистичная фаза. Получение информации

Проснувшись, не шевелясь и не открывая глаз, я стал активно представлять, что спускаюсь по ступенькам в произвольном месте. Вообще, техника сенсорно-­моторной визуализации больше требует детального представления самого движения, нежели того, что находится вокруг. Cфокусировавшись полностью на своих ощущениях, я в мельчайших деталях вызывал в себе те ощущения, которые человек испытывает, спускаясь по лестнице. Интересно то, что когда «цепляешься» за эти ощущения, то декорации окружающего пространства начинают проявляться как бы сами по себе, и главное в такой момент — это не сбиться с визуализации процесса самого действия, а наоборот, усиливать его изо всех сил.

Прилагая определенные усилия, чтобы удержать такое детальное представление, я заметил вокруг себя какое­-то пространство и идущих непрерывным потоком людей. Реальных ощущений я еще не испытывал, но вполне отдавал себе отчет в том, что происходящее — это уже нечто большее, чем просто визуализация действия.

Приведу пример: давайте представим себе шкалу реалистичности наших ощущений в бодрствовании. Как правило, она составляет 100%. А теперь, оставим 95% за физическим телом, а 5% реальных ощущений отдадим этому ментальному образу, который визуализируем. Таким образом я начал ощущать себя в произвольном пространстве, продолжая в то же время отлично чувствовать и физическое тело. Плавно наступала фаза.

Отстраняясь от физических ощущений, я стал изо всех сил погружаться в визуализируемое действие. Степень реалистичности стала стремительно расти. Мое восприятие заполнялось ощущениями, словно сосуд, который наполняют жидкостью. Нечеткие и нестабильные декорации пространства фазы становились реалистичными и вполне физическими. Тот факт, что я спускался по ступенькам, уже работал как раздражение моторики, заполняя фантомное тело ощущениями стремительно быстро. Яркими и реалистичными становились краски, и через несколько мгновений я перестал чувствовать физическое тело, а тело сновидения стало полностью управляемым и твердым. То есть, по сути, таким же, как и физическое.

Я понял, что спускаюсь по ступенькам в подземный переход. Проявляя максимальную активность, я спускался со ступенек бегом, высоко поднимая коленки. На этих действиях было сосредоточено все мое внимание. Буквально через несколько секунд я понял, что степень реалистичности гораздо выше, чем бывает в состоянии бодрствования. А такое бывает далеко не в каждой фазе! Краски приобрели поистине фантастическую яркость, тактильное восприятие также обострилось невообразимо. Казалось, руками я мог не только чувствовать, но в какой-­то степени даже и видеть…

Мимо проносились толпы людей. Их было гораздо больше, чем в самый напряженный час пик. Задержать на ком­ либо взгляд не представлялось возможным. Они пролетали сплошным, непрерывным потоком, но что интересно — мое личное пространство это никак не ограничивало. Когда я начал подниматься по ступенькам перехода, чтобы выйти из него, в глаза ударил необычайно яркий свет. Сначала он как бы ослепил меня, но я быстро адаптировался и, выйдя из перехода, слегка растерялся, так как увидел не совсем то, что вписывалось в мои ожидания.

Сам свет был с желтоватым отливом, что придавало пространству некий психоделический оттенок, а линии горизонта были какими­-то сферическими, а не горизонтальными, как это обычно бывает. Я стоял на каком­-то фантасмагорическом лугу, который переливался всеми цветами радуги. Присмотревшись, я увидел, что он усеян мелкими полевыми цветами, каждый из которых пестрил всеми цветами сразу. Причем цвета эти меняли свой основной фоновый цвет примерно каждую секунду, и это создавало эффект головокружительного калейдоскопа. Я оттолкнулся от земли и взлетел, руками «цепляясь за воздух», по тому же принципу, как это можно делать в обычном, неосознанном сне. Взлетая все выше и выше, я с интересом разглядывал сквозь желтоватый свет сферическое устройство небосвода. Пространство, как будто было заключено внутри шара. Переливающийся всеми цветами радуги луг уходил полукругом вверх, плавно соединяясь с ярким голубым небом, в котором летало большое количество красивых белых птиц. Но они находились выше меня, и рассмотреть детально я их пока не мог…

Все происходящее вызывало пьянящее ощущение полной свободы. Сознание работало абсолютно идеально. Оно было даже более ясным, чем обычно в бодрствовании. Я абсолютно четко понимал, что мое физическое тело сейчас спит, а сам я нахожусь где-­то в мирах осознанного сновидения. Периодически я переводил взгляд с дальних объектов на ладони, наводя фокус на мелкие их детали, чтобы поддерживать степень реалистичности на высоте.

Поднимаясь постепенно все выше и выше, я наконец достиг высоты, на которой летали эти белые птицы, которые гипнотически притягивали мое внимание. Вот одна из них пролетела прямо мимо меня. Рассмотрев ее в деталях, я испытал легкий шок от неожиданного открытия… Дело в том, что парящие вокруг птицы были на самом деле искусно выполненными моделями, двигатели которых были устроены столь уникально, что работали сами по себе, без помощи каких бы то ни было источников питания. Когда они подлетали совсем близко, то я мог легко видеть их буквально насквозь, используя одно лишь намерение. Я с огромным интересом пытался понять их устройство. Что интересно, если я просто смотрел на эту птицу, то видел ее только внешне. Если же я выражал намерение понять ее устройство, то восприятие начинало работать совершенно в другом режиме. Глаза просвечивали объект насквозь, к тому же, одновременно со всех сторон (что крайне трудно понять тем, кто не знаком с фазой). Я понял, что этот гениальный механизм более чем прост. Его можно легко собрать в домашних условиях без особого труда…

Это вызвало во мне такую сильную эмоцию, что я был уже не в состоянии ее контролировать и меня выбросило в тело. К моему сожалению, память об устройстве этих механизмов аннулировалась сразу по возвращении в тело. Лично я связываю это с тем, что в реальности я крайне далек от понимания таких вещей, как механика. Если бы были хоть какие-­то знания в этой области, на которые бы я мог опереться, возможно, родились бы какие-то чертежи. Думаю, что когда мы во внетелесном опыте сталкиваемся с областями, к которым не имеем отношения в повседневности, то cрабатывают своеобразные защитные механизмы психики. Пока наше сознание попросту не готово к столь резким изменениям. В конце концов те гении, у которых получалось переносить из фазы в повседневную реальность уникальную информацию, посвятили тем областям, к которым эта информация относилась, всю свою сознательную жизнь. Как, например, Леонардо да Винчи, Дмитрий Менделеев, Никола Тесла и другие великие люди, в том или ином виде использовавшие феномен осознанных сновидений и внетелесных переживаний.

Автор Олег Белевский — преподаватель Школы внетелесных путешествий в Москве и Крыму

_______________________

Плавающее состояние сознания

плавающее-сознание-out-of-body

Представляю вашему вниманию одну из медитационных практик, использующуюся в Тибетской Йоге Сновидений. На занятиях по Осознанным Сновидениям и Выходам из тела я обучаю ей людей, как одному из инструментов достижения плавающего состояния сознания, на фоне которого осуществляется выход из тела.

Учитывая сложность выполнения этой техники в чистом виде для западного человека, я немного упростил ее, оставив лишь самые важные технические элементы.

Точечная релаксация

Лягте в удобное положение и сконцентрируйтесь на точке между глазами. В эту точку необходимо вжиться, всеми ощущениями нырнуть именно в нее. Выключите все остальное восприятие и оставьте ощущаемой только точку между глазами. Как только получится сосредоточить все свое я в этой точке, спускаемся ниже и теперь концентрируем внимание на правом плече. Ныряем всем своим естеством в правое плечо, пытаясь не ощущать в этот момент все остальное тело. Как только ощутите все свое я в плече, спускайтесь ниже и концентрируйтесь на локте.

Снова вжимаемся, заныриваем в локоть, отключаясь от остального восприятия. Далее еще ниже и фиксируем внимание на запястье. Спускаемся еще ниже. Теперь вам нужно, начиная от мизинца, заканчивая большим пальцем, фокусировать все внимание на каждом из пальцев.

Чтобы максимально заполнить сознание ощущениями, внутри каждого отдельного пальца создавайте микродвижения, по принципу техники фантомные раскачивания. При этом амплитуду и скорость раскачки повышать не нужно. Сам факт выполнения реальных микродвижений внутри расслабленных пальцев ограждает от посторонних мыслей из-за которых очень легко потерять концентрацию.

Итак, после того,как проработали последний большой палец, поднимаемся выше и проходим по тем же точкам,по которым спускались вниз. То есть:мизинец — большой палец, запястье, локоть, плечо. После того, как вы оказались снова на плече, переходите на точку солнечного сплетения и зафиксируйтесь на ней. Затем сконцентрируйтесь уже на левом плече и спускайтесь вниз по такому же принципу, как только что делали на правой руке. После плеча спускаемся на локоть, затем на запястье. После запястья, начиная с мизинца и заканчивая большим, концентрируемся на пальцах, параллельно создавая в каждом из них фантомные раскачивания. После большого пальца снова поднимаемся вверх.  Концентрируемся на запястье, затем на локте. После локтя идет плечо и далее возвращаемся на точку между глазами.

_______________________

Сознание и сон

осознание

Некоторые полагают, что во сне у нас отсутствует сознание. Но это не совсем верно. На самом деле,когда мы находимся в сновидении,сознание присутствует. Мы можем там мыслить, анализировать, что-то планировать и даже вспоминать. Поэтому, правильно будет сказать, что сознание во сне не отсутствует полностью, а несколько ограничено. Это,  как демонстрационная версия компьютерной программы: можно ознакомится и бесплатно, но полноценная работа всех функций будет доступна лишь после покупки лицензионной версии или взлома. Так как купить «полную версию сознания во сне» пока не представляется возможным, можно прибегнуть к взлому. Благо, для этого имеются все необходимые инструменты.

Давайте разберемся, что же такое важное отсутствует в нашем сознании, когда мы находимся в сновидении.

Во-первых, это память. В сновидениях память о том, кто мы и что происходило на протяжении нашей жизни урезана. Отсутствовать могут, например, какие-нибудь ключевые фрагменты из памяти. Например, мы не помним, где родились или в какой стране живем. Так же, память может быть и вовсе урезана лишь до уровня, необходимого для участия в сюжете сновидения. Так или иначе, в сновидениях все пустые места в нашей памяти заменяются тем, что предлагает сюжет. То есть, ложной памятью о том, что на самом деле с нами не происходило.

Во-вторых, это способность критически мыслить. Ведь даже не смотря на самые явные аномалии и парадоксы, происходящие в сновидении, мы не в состоянии поставить под сомнение реальность происходящего. Вместо этого мы отчаянно пытаемся придумывать не менее невероятные объяснения тому, что видим собственными глазами. Смотрим, к примеру, на говорящую собаку и начинаем убеждать себя в том, что это некий природный феномен или научное достижение… Да, все что угодно, только не то, что мы находимся в сновидении…

Способность осознавать свои сны мы будем развивать двумя, зависящими друг от друга методами. Это тренировка сновидческой и проспективной памяти, а также развитие способности критически мыслить в сновидении.

Надеюсь, что простые действия,которые потребуются для освоения навыка осознавать свои сны, не только не помешают вам, но и превратят вашу жизнь в увлекательнейший квест, открывая новые горизонты осознания, как в повседневности, так и в сновидениях.

Автор Олег Белевский — преподаватель Школы внетелесных путешествий в Москве и Крыму

_______________________

Джимми Хендрикс и его новое произведение

© SCANPIX SWEDEN, Stockholm, Sverige, 2000-06-06, Foto: SCANPIX Scanpix Code 20360 ***ARKIVBILD 1967-05-24*** Gitarrlegenden Jimi Hendrix pŒ Gršna Lunds scen.

Проснувшись от беспокойства в 04.45 утра, я решил использовать это естественное прерывание сна, чтобы заняться прямым методом входа в фазу. Я встал с постели, выполнил мелкие дела и прописал подробный план действий — то, что буду делать, когда попаду в фазу. Если есть конкретика, значит, будет и длительный, качественный опыт.

Моим основным пунктом в плане была встреча с Джимми Хендриксом, известным музыкантом, умершим в 1970 году. Я хотел получить у него информацию творческого характера, так как сам с детства занимаюсь музыкой. Освобождая контроль над процессом и как бы отстраняясь от желания попасть в фазу, я начал отключаться и проваливаться в сон. Сознание на момент провала также исчезло… А когда вернулось, я понял, что стою в фантомном теле в своей комнате. Растирая друг о друга ладони, я быстро пошел вперед. Подойдя к двери, я сформировал несгибаемую уверенность в том, что за дверью будет находиться музыкальная студия и в ней я встречусь с Ним…

Место, куда я попал, было смесью средневекового интерьера с современными репетиционными базами. На выложенных диким камнем стенах, вперемешку с рыцарскими доспехами, висели электрогитары, а прямо напротив меня стоял огромный камин. Джимми сидел возле него и все время смотрел на огонь. Меня он, казалось, совсем не замечал. Я стал приближаться к нему. Повсюду стояло музыкальное оборудование. Мелкие музыкальные аксессуары были хаотично разбросаны по полу. Подойдя вплотную к великому музыканту, я был просто потрясен четкостью и красочностью происходящего… Что бы ни лежало в основе природы фазы, это поистине единственная возможность устраивать такие встречи!

Джимми  по-прежнему неподвижно смотрел на огонь, не обращая на меня  никакого внимания. Я сказал по-русски: «Джимми, я хочу написать уникальную музыкальную композицию. Помогите мне, пожалуйста». Хендрикс будто не замечал меня вовсе. Тогда я задал вопрос еще раз. После этого, он молча взял гитару, стоявшую рядом с ним на подставке и, продолжая смотреть на огонь в камине, не говоря ни слова, заиграл прекрасную и уникальную музыку, которой не было ни в одной его композиции. Музыка эта была совершенно не свойственна стилю Джимми Хендрикса. Она была, скорее классической, мелодичной. Но в то же время такой сильной, пронизывающей насквозь и будоражущей такие глубокие пласты чувств и воспоминаний, что я потерял контроль над фазой и очутился в физическом теле…

Не теряя ни секунды, я записал на бумаге ноты этой потрясающей композиции. Записал, конечно, не со стопроцентной точностью. Что-то успело вылететь из головы, а где-то, возможно, не хватило музыкальной квалификации. Но факт остается фактом — я вытащил из фазы музыку, которую успел записать и могу в любой момент сыграть. И самое главное — я реально виделся с самим Джимми Хендриксом — гениальным музыкантом, который давно умер…

Джимми Хендрикс умер для физического мира, но только не для мира фазы, где не существует границ, времени и даже сама смерть находится под большим вопросом…

_______________________