Сверхреалистичная фаза. Получение информации

Сверхреалистичная фаза. Получение информации

Проснувшись, не шевелясь и не открывая глаз, я стал активно представлять, что спускаюсь по ступенькам в произвольном месте. Вообще, техника сенсорно-­моторной визуализации больше требует детального представления самого движения, нежели того, что находится вокруг. Cфокусировавшись полностью на своих ощущениях, я в мельчайших деталях вызывал в себе те ощущения, которые человек испытывает, спускаясь по лестнице. Интересно то, что когда «цепляешься» за эти ощущения, то декорации окружающего пространства начинают проявляться как бы сами по себе, и главное в такой момент — это не сбиться с визуализации процесса самого действия, а наоборот, усиливать его изо всех сил.

Прилагая определенные усилия, чтобы удержать такое детальное представление, я заметил вокруг себя какое­-то пространство и идущих непрерывным потоком людей. Реальных ощущений я еще не испытывал, но вполне отдавал себе отчет в том, что происходящее — это уже нечто большее, чем просто визуализация действия.

Приведу пример: давайте представим себе шкалу реалистичности наших ощущений в бодрствовании. Как правило, она составляет 100%. А теперь, оставим 95% за физическим телом, а 5% реальных ощущений отдадим этому ментальному образу, который визуализируем. Таким образом я начал ощущать себя в произвольном пространстве, продолжая в то же время отлично чувствовать и физическое тело. Плавно наступала фаза.

Отстраняясь от физических ощущений, я стал изо всех сил погружаться в визуализируемое действие. Степень реалистичности стала стремительно расти. Мое восприятие заполнялось ощущениями, словно сосуд, который наполняют жидкостью. Нечеткие и нестабильные декорации пространства фазы становились реалистичными и вполне физическими. Тот факт, что я спускался по ступенькам, уже работал как раздражение моторики, заполняя фантомное тело ощущениями стремительно быстро. Яркими и реалистичными становились краски, и через несколько мгновений я перестал чувствовать физическое тело, а тело сновидения стало полностью управляемым и твердым. То есть, по сути, таким же, как и физическое.

Я понял, что спускаюсь по ступенькам в подземный переход. Проявляя максимальную активность, я спускался со ступенек бегом, высоко поднимая коленки. На этих действиях было сосредоточено все мое внимание. Буквально через несколько секунд я понял, что степень реалистичности гораздо выше, чем бывает в состоянии бодрствования. А такое бывает далеко не в каждой фазе! Краски приобрели поистине фантастическую яркость, тактильное восприятие также обострилось невообразимо. Казалось, руками я мог не только чувствовать, но в какой-­то степени даже и видеть…

Мимо проносились толпы людей. Их было гораздо больше, чем в самый напряженный час пик. Задержать на ком­ либо взгляд не представлялось возможным. Они пролетали сплошным, непрерывным потоком, но что интересно — мое личное пространство это никак не ограничивало. Когда я начал подниматься по ступенькам перехода, чтобы выйти из него, в глаза ударил необычайно яркий свет. Сначала он как бы ослепил меня, но я быстро адаптировался и, выйдя из перехода, слегка растерялся, так как увидел не совсем то, что вписывалось в мои ожидания.

Сам свет был с желтоватым отливом, что придавало пространству некий психоделический оттенок, а линии горизонта были какими­-то сферическими, а не горизонтальными, как это обычно бывает. Я стоял на каком­-то фантасмагорическом лугу, который переливался всеми цветами радуги. Присмотревшись, я увидел, что он усеян мелкими полевыми цветами, каждый из которых пестрил всеми цветами сразу. Причем цвета эти меняли свой основной фоновый цвет примерно каждую секунду, и это создавало эффект головокружительного калейдоскопа. Я оттолкнулся от земли и взлетел, руками «цепляясь за воздух», по тому же принципу, как это можно делать в обычном, неосознанном сне. Взлетая все выше и выше, я с интересом разглядывал сквозь желтоватый свет сферическое устройство небосвода. Пространство, как будто было заключено внутри шара. Переливающийся всеми цветами радуги луг уходил полукругом вверх, плавно соединяясь с ярким голубым небом, в котором летало большое количество красивых белых птиц. Но они находились выше меня, и рассмотреть детально я их пока не мог…

Все происходящее вызывало пьянящее ощущение полной свободы. Сознание работало абсолютно идеально. Оно было даже более ясным, чем обычно в бодрствовании. Я абсолютно четко понимал, что мое физическое тело сейчас спит, а сам я нахожусь где-­то в мирах осознанного сновидения. Периодически я переводил взгляд с дальних объектов на ладони, наводя фокус на мелкие их детали, чтобы поддерживать степень реалистичности на высоте.

Поднимаясь постепенно все выше и выше, я наконец достиг высоты, на которой летали эти белые птицы, которые гипнотически притягивали мое внимание. Вот одна из них пролетела прямо мимо меня. Рассмотрев ее в деталях, я испытал легкий шок от неожиданного открытия… Дело в том, что парящие вокруг птицы были на самом деле искусно выполненными моделями, двигатели которых были устроены столь уникально, что работали сами по себе, без помощи каких бы то ни было источников питания. Когда они подлетали совсем близко, то я мог легко видеть их буквально насквозь, используя одно лишь намерение. Я с огромным интересом пытался понять их устройство. Что интересно, если я просто смотрел на эту птицу, то видел ее только внешне. Если же я выражал намерение понять ее устройство, то восприятие начинало работать совершенно в другом режиме. Глаза просвечивали объект насквозь, к тому же, одновременно со всех сторон (что крайне трудно понять тем, кто не знаком с фазой). Я понял, что этот гениальный механизм более чем прост. Его можно легко собрать в домашних условиях без особого труда…

Это вызвало во мне такую сильную эмоцию, что я был уже не в состоянии ее контролировать и меня выбросило в тело. К моему сожалению, память об устройстве этих механизмов аннулировалась сразу по возвращении в тело. Лично я связываю это с тем, что в реальности я крайне далек от понимания таких вещей, как механика. Если бы были хоть какие-­то знания в этой области, на которые бы я мог опереться, возможно, родились бы какие-то чертежи. Думаю, что когда мы во внетелесном опыте сталкиваемся с областями, к которым не имеем отношения в повседневности, то cрабатывают своеобразные защитные механизмы психики. Пока наше сознание попросту не готово к столь резким изменениям. В конце концов те гении, у которых получалось переносить из фазы в повседневную реальность уникальную информацию, посвятили тем областям, к которым эта информация относилась, всю свою сознательную жизнь. Как, например, Леонардо да Винчи, Дмитрий Менделеев, Никола Тесла и другие великие люди, в том или ином виде использовавшие феномен осознанных сновидений и внетелесных переживаний.

Автор Олег Белевский — преподаватель Школы внетелесных путешествий в Москве и Крыму

Самое интересное на нашем сайте:

_______________________